об авторской песне и не только

конференция сайта bards.de
Текущее время: 13 дек 2019, 07:36

Часовой пояс: UTC + 1 час [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 11 май 2005, 18:01 
Не в сети

Зарегистрирован: 11 май 2005, 17:07
Сообщения: 4
Откуда: Deutschland
Впечатления от семинара Владимира Ланцберга, 07.05.2005

Уважаемый читатель Интернет, сразу предупрежу, что предлагаемый общему вниманию текст не короткий, около 10 страниц. Он написан ассоциативно, на основании полиативных всплесков памяти прошлого и прыжков сознания, идущих за мыслеархитектурой уважаемого руководителя семинара Владимира Исааковича Ланберга, но в большей степени за отслеживаем (естественным отзеркаливанием) спектра совпадения моих личных ассоциаций с ассоциациями участников семинара. Ответственность за все сказанное ниже пишущий принимает полностью только на себя, находясь в здравом уме и трезвом сознании.
Семинар проходил 5 и 6 мая 2005 года в г. Нюрнберге. По крайней мере, это была его официальная часть. Я не присутствовал все время, так как пропускал те части, которые мне были достаточно знакомы. Откуда знакомы ? – Еще в мою бытность жителем Украины, в г. Днепропетровске, я читал тексты различных работ Ланцберга(О Клубной генетике, Технология группы) слушал несколько раз его беседы об этом, но как третье лицо, сбоку.
Здесь, как мне кажется, нужно представиться, не для самоафиширования, но все же, чтоб было более понятно мое отношение к семинару. Меня зовут Орловский Сергей, мне 52 года, стаж занятия бардовской (самодеятельной) песней приблизительно с 1972 года. Организатор-основатель клуба самодеятельной песни в г. Днепропетровск (из этого клуба Александр Медведенко и Эдуард Драч, Павел Друпп, клуб существует с 1975 года до сих пор). Автор и исполнитель песен, участник фестивалей и слетов, автор проекта «Информационная сеть клубов Украины», автор-инициатор программы «Барды Мира»(см. Литература и приложение к данному тексту). Уехал из Украины на постоянное место жительства в Германию в 2000 году. Живу в г. Нюрнберг с 2001 года. Организатор студии искусства бардовской песни «Берег»(2001 -2002 гг., Нюрнберг).
Дальше буду писать в раскрыто - тезисной форме. То есть, сначала краткое содержание – тезис, а затем его ассоциативное и, по возможности, направленное раскрытие.
В целом, у меня положительное впечатление от семинара, что не исключает движение моих ассоциаций в разные стороны задетого тематического поля.
1.Название семинара и участники ?
Семинар не имел названия. В Интернет было указано просто «семинар» и много всяких околовысказываний (Интернет – конференция). Поэтому я его назвал постфактум, исходя из его фактического содержания «Авторская песня. Система видения жанра и организации жанро - ориентированных фестивалей».
Участники – приблизительно 15 человек из разных городов Германии. В бывшем СССР, участниками таких семинаров являются «лидеры» городских клубов. Здесь можно уверенно сказать, что такие были из шести городов. Не называю фамилий т.к. это лучше и точнее сделает сам организатор семинара в своем отзыве о нем в Интернет. Говорят, что некоторым «лидерам» было отказано в участии, то есть семинар не был полностью открытым. Ланцберг называет это «быть заточенным» на определенную цель. Возможно, приглашались, в первую очередь организаторы известных фестивалей(Мюнхен, Вуперталь, Фульда) и тем, кто им активно помогает. Ведь фестиваль – это клубок социально-неформально ориентированных связей. Здесь все живое и опирается на : дружбу, семейное согласие, групповое согласие и согласованность действий. Удивило, по хорошему, что половина лидеров – это семейные пары. Остальные – друг друга знают и бережно поддерживают дружеские отношения.
В бывшем СССР мне неоднократно приходилось общаться организаторами различных фестивалей и полевых слетов: «московский слет», «харьковский», «запорожский слет на Байде», «полтавский городской фестиваль», «гамбургский счет» и др. Я помню лица этих людей, можно даже сказать, что это определенный типаж «скрытая энергичная устремленность и усталость». Это были, прежде всего –работники. В муравейнике их назвали бы «рабочие муравьи».Участники фестиваля имели несколько другой типаж лиц. Они были «менее усталы», «безмятежно веселы», «чересчур интеллектуальны ». Организатор хорошего фестиваля в г.Вупертпаль, Олег Хожанов, небольшого роста, интеллигентного вида, скорее похож на гнома из немецких сказок, он уже создавал и готов создавать дальше «трехдневный фестивальный сказочный коммунизм на отдельно взятой поляне в Германии» !
Уровень развития участников семинара – самый разный, как их возраст. Например, рядом со мной сидели два молодых человека, которые в перерыве говорили о свойствах черных дыр, сфере Шварцфильда. Я сам смог пообщаться от простых тем «о музыке» до сложнейших тем о свойствах Пантеонных сопровождающих структур прадревних гипперборейцев. Это говорит о достаточно высокой избранности среды. Возможно в этом проявилась «заточка» Ланцберга на создание необходимого разнообразия коллективной среды. Каждый мог найти себе достойного собеседника по широкому спектру человеческо - развитийных тем.
Однако, надо отметить, что кроме Ланцберга, Тимакова и меня, практически ни у кого не было методологической подготовки для прямого восприятия классификации Ланцберга. Поэтому семинар часто принимал форму учебы и движение происходило скорее на эмоциональном уровне, чем на уровне чистого разума. О том, что оставалось в памяти смотри тезис «След семинара».
Да, чуть не забыл. Я попал на семинар не по приглашению, а как бы «сам навязался по месту жительства». Я всегда стремился к контакту с серьезными теоретиками жанра. А тут такая удача – послушать Ланцберга. Я позвонил Володе и попросился поприсутствовать в качестве разумного слушателя. Мне было разрешено. Так я стал четвертым участником от г. Нюрберг. И не жалею.
2. Авторская или бардовская песня?
Я очень не люблю термин «авторская» т.к. мои ощущения и исследования показывают следующую иерархию терминов : авторская – самодеятельная – бардовская. Бардовская песня – это подмножество множества «самодеятельная песня», которая в свою очередь есть подмножество «авторская песня». Не любая авторская песня есть бардовской, но любая бардовская песня есть авторской. Но самого Ланцберга и его песни я отношу к бардовской песне, ее классике 20 века, и поэтому тут у меня возражений нет.
Однако мне также хорошо знаком процесс согласования различных классификаций. Мой товарищ по жизни и по теоретическим разработкам, Павел Друппп, живший в г.Мелитополь как то мне сказал: « Слушай, хоть мы и поем похожие песни, но мы все больше стали расходится в базовых элементах индивидуальных, твоей и моей, системах классификации. Ты живешь в Днепро-петровске, я в Мелитополе. Чтобы твой последний рюкзак систематики согласовать с моей систематикой мне требуется около 2000 часов работы. Необходимо осуществ-лять более часто классификационное сопряжение или даже сглаживание. А может быть, скорее всего, решить чья система эффективнее и на ней остановиться. Или совместное творчество, или параллельно ориентированные две системы ».
Находясь на семинаре, я прикинул трудозатраты соединения моей системы «Синтопоэтики бардовской песни»(ориентация на организацию клубов и исполнителя песен) с «моделью Ланцберга»(ориентация на организацию фестивалей и клубов). Вспомнился мой давний разговор с Михаилом Кардонским(соавтор Ланцберга по работе «Технология группы»), на курсах организаторов КСП в г.Киеве. Михаил настаивал на классификации групп (деятельностная, творческая и т.п.), а я как организатор достаточно неплохого клуба, использовал совершенно другую классификацию ( жизненный график, информа-ционное колесо, колесо реализации, живая структура, опережение конфликта и др.). Мы не договорились, хотя Михаил посмотрел мой труд «Клубы самодеятельной песни». Он срисовал мою «Таблицу опыта аккордового аккомпанемента», посчитав это самым ценным.
Так вот, возвращаясь к трудозатратам по синтезу или сглаживанию классификации Ланцберга и моей модели. Я считаю возможным, на основе результатов его и моих исследований, создать, достаточно быстро, специальный тип планшетов «идейной активности»: «жанрово-активный фестиваль», «жанрово-активный клуб», «жанрово-активная программа», «жанрово-активный исполнитель песен». Один из таких планшетов(заготовка) был сделан мной непосредственно перед началом семинара и передан на семинаре Олегу Хажанову(организатору фествиаля в Вупертале).
Этим текстом я делаю предложение и организатору семинара, уважаемому мной, метру Владимиру Ланцбергу.
3.Роль авторитета Ланцберга.
Уже четыре года, как я в Германии, предлагаю организаторам разных фестивалей и слетов провести так называемый «семинар» жанра «бардовская песня». Это было сделано в сторону: фестиваля в г.Мюнхен ( орг.семья Вищнев-ских), полевой слет Вупперталя(орг. Олег Хожанов и Юрий Томилин), клубы г.Берлина(орг.Илья Тимаков), клубы других городов Германии. Однако, ответную реакцию мне зарегистрировать не удалось, только упорное молчание, ни да ни нет. А фактически – нет.
С приездом в Германию Владимира Ланцберга ситуация изменилась. По всей видимости он смог занять «пустующий уровень сообщества любителей», имя которому «консолидирующая фигура». У него было три главных момента: широкая известность(во всех странах СПГ и эмиграции) автора песен, увлечение социотехническим проектированием( ориентированные сообщества и группы, движение «школа альтруизма»), готовые труды.
Здесь я вспоминаю свой случай. Достаточно давно, где-то в 1980-83 годах, я приехал в г. Москва, чтобы поговорить со знатоками и собирателями жанра «самодеятельная песня». Сначала это был Александр Кастромин, но разговора не получилось, Александр был озабочен чем-то другим. Потом был Дмитрий Павлович Соколов(организатор современной бард-афиши в Интернет). Это был замученный объемами человек. Имеется объемы информации о жанре, которая исчислялась тысячами форматных страниц в его небольшой квартире. Архивы занимали одну комнату полностью и по высоте все стопки разобранного, им в большей степени не разобранного, превышали рост, как метрический так и внутренний, самого Бориса Павловича. Он повез меня к так называемому теоретику жанра, человеку, подготовившему рукопись «Источники песен Булата Окуджавы»(приблизительное название). Мы приехали на место где-то около 9 вечера. Хозяин квартиры был русофоб, даже швабра была в виде суковатой дубины, он предложил гостям переобуться в ввязанные лапти. Разговор длился около 1 часа. Я изложил ему свое достаточно обширное видение темы, но он сказал практически одну фразу - «знать – значить полностью уметь». Всунул мне шестиструнную гитару и сказал: «Покажи, что умеешь». Я исполнил , достаточно неплохо, песню Виктора Луферова «Приходите, приходите…»(Листопад). Тогда он сказал: «А теперь свою авторскую песню ?». Я исполнил одну песню , ту, что вспомнил. Ему не понравилось и он сказал : «Когда напишете что-нибудь стоящее тогда и поговорим». На этом все мои теоретические поиски закончились. Я это написал для того, чтобы напомнить всем теоретикам жанра важный критерий : «знать – значить уметь полностью». Ланцберг этому критерию соответствует бесспорно. Нельзя стать теоретиком извне, как это пытались делать уважаемые люди, например Андреев Ю.
4.След семинара
Возникает законный вопрос: «Вот организатор рассказывал и учил, слушатели реагировали и говорили, а что же в итоге ?». Чего достиг руководитель семинар ? – Думается, что слушатели были более довольны чем организатор. И вот почему.
В конце второго дня, когда организатор признался, что дальше продолжать уже нет готовности. Смысл есть, но куда-то делись заранее подготовленные файлы.
Слушатели начали высказываться по поводу пользы от семинара для них лично. Все единодушно благодарили Ланцберга и все бы было ничего, если бы Олег Хожанов не стал рассказывать о своей идеи включить в программу фестиваля выступление профессионального камерного оркестра, играющего попурри из мелодий жанра «авторская песня». Он говорил об этом так проникновенно, что явно вызывало молчаливое недоумение у руководителя семинара. И в самом деле, ведь только что речь шла о том, что важнейший признак жанра «человеческое интонирование» не перерывается и не совпадает с понятие «музыкальное интонирование». Замена здесь невозможна, исчезает человек с его интонацией жизненного опыта. Выступление такого оркестра может быть только маленьким фрагментом фестиваля или вообще не может быть на «заточенном на жанр естивале». Вся предыдущая учеба как бы отошла на задний план. Выплыл тезисы «Личная интуиция ценнее любой внешней классификации», «Усваивается только то, что переживается лично», «Чтобы от я перейти к мы нужно время и глубокое совпадение устремлений». Однако, таковым было мое видение происходящего. Как видели это другие, однозначного ответа у меня нет.
5. Информационный обмен
Если вы думаете, что на семинаре только сидят и слушают докладчика, то вы заблуждаетесь.
Очень важно обменяться информацией с приезжими, невзирая на программу организаторов семинара.
Уважаемые участники будущих семинаров везите с собой компьютерные носители с информацией, это важно. Учаться ведь не только по вертикали, от докладчика, но и по горизонтали. А может быть, по горизонтали, даже в большей степени.
Конечно, организаторы любезно подготовили компьютерный диск с материа-лами семинара от Ланцберга. Однако, мне удалось передать и извлечь еще кое- что важное : передать обещанный мной ранее диск с народными песнями в исполнении Евгении Смольниновой(серебряный голос этнографической России), узнать где в Интернете лежит аудио ранней Джоан Баэз, подарить Ланцбергу мою новую книгу «Барды Мира»(цепочка имен бардовского жанра от Орфея до наших дней), подарить Хожанову свою книжечку «Программы жанра бардовская русскоязычная песня» и заготовку планшета «жюри фестиваля, ориентированное на жанровую полноту», передать одному участнику электронные форматы книг(Лорес, Грачев).

6. Ассоциативный строй
Те, кто мало посещал всякие семинары и школы, пребывают в заблуждении, что вопросно-ответная схема ведения семинара есть самая лучшая схема познания. Такие люди нацелены на поиск новой для них информации, которая должна пройти через оформленное сознанием действие.
Однако, те кто уже давно вариться в этом «бульоне» знают, что личные ассоциации или возникающие ассоциативные идеи могут иметь большую ценность чем сама информация руководителей семинара.
Человек не всесведующее существо и получает информацию только тогда, когда направляет свое внимание на тот или иной вопрос. Именно эту функцию и выполнила классификационная модель, предложенная Ланцбергом. Из коллективно-индивидуального сознания стали «всплывать» разные части уже сознательно усвоенного, но не проведенного в систему. При этом человек – слушатель переходил в состояние наведенного сознания и ценность процесса переходила в запоминании и обмене именно эти состоянием.
Создание среды, где возможен обмен состояниями наведенного сознания и есть форма семинара, ориентированного на изменение сознания, а не на изменение эрудиционного наполнения памяти. Именно к этому привел состояние среды Ланцберг
7. Образ сильнее философии
Самой высокой наукой, известной человеку, я считаю науку создания увлекающих образов. Это такие образы - идеи , которые позволяют увлекать за собой большое количество людей. По сути своей, это философия насыщенная мощнейшей энергетикой «мы». Как известно, такая энергетика всегда несет в себе полярность «черное – белое», однако именно она творит историю как цепочку значительных событий, «вылитых» из сосуда «коллективно устремленной энер-гетики» в «поддон Реальности».
Философия без образа – это мертвая форма. Когда то, на одном из своих выступлений Александр Мирзаян сказал: «… я стал заниматься песней т.к. она честнее любой философии…».
Есть ли «увлекающий образ» у классификационной модели Владимира Ланцберга ? – Есть, это он сам. Мало ли это ? – трудно сказать однозначно. Это – нормальное начало движения любой идеи.
Мне показалось, что образности еще не достаточно. Правда, ее можно доопределить личными достаточно высокими качествами действующих лиц. Найдутся ли такие в достаточном количестве ? Ведь, даже в громадном СССР на это был дефицит. Хотя, Германия – сказочная страна, здесь срабатывают практически любые модели, эту территорию можно назвать «проектно-модельной территорией». Если есть модель, то всегда можно найти способ ее опробывания. В бывшем СССР было не так. Его территории так же можно дать название – « идейно-источниковая территория » (много идей, не доведенных даже уровня тестирования и не имеющих на это возможности).
Чтобы появился образ сильный образ должна появиться эстетика, а пока что у предложенной на семинаре классификации есть устойчивый уровень алгебры члена жюри разных фестивалей авторской русскоязычной песни, проходящих на территории СНГ. То что, проделана большая и творческая работа, не вызывает сомнения. Но ведь главное не только в формализме, а – в желании ему следовать ? Может быть «семинарская форма» сформирует такое желание, возможно.
8. Хочу еще участвовать в семинаре
«Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались» - так пел Митяев. «Люблю тебя но странною любовью, не победит ее рассудок мой …» - так говорил великий поэт прошлого. Наверное, что-то среднее составляет истину моего личного состояния на семинаре.
Я не мог все время находится в семинарской комнате, у меня были еще попутные дела. Но, коме того, я работал в режиме, что мог свободно уйти, когда неприятие или несогласие достигало некой критической точки. «В полной сосуд трудно долить новой воды, не отливая старой».
Однако «метод трех дней» мне был хорошо знаком по личному опыту. Суть его в том, что восприятие новых для тебя идей происходит тогда, когда ты оказываешься перед лицом активного носителя новой идеи и тебе некуда уйти, вы находитесь в одном помещении. Обычно на третий день наступает то, что можно назвать «принятием новой идеи». Первый день: моя эрудиция оказывает отпор. День второй: за что такие муки. День третий: елки палки, да ведь тут что-то есть. Почему же я раньше не замечал этого, так просто».
Однако, я не допустил себя умышлено до «метода трех дней». Хотя честно опробовал несколько возможных состояний контакта с идеями Ланцберга: сознание-воск для новой идеи, чакровое прощупывание идеи, свободное ассоциирование, сознание как «методологическая доска». Мой вывод: идеи Ланберга – это не теоретические построения, это – модели предтеории, покрывающие некую карту метаэмпирического поля. Они достаточно «шершавы наощупь», так как в них есть эмпирический низ и соты верха, с пропущенным уровнем теоретизации. Это – оформленное желание соединить практику и идеал, без особой теории, но кратчайшим путем. Хотя внешне у модели есть форма (графики, таблицы), однако это – только подобие того, что в науке называют «научной формой».
И все мне нравится творческий порыв Ланцберга, мне интересно его слушать, он хороший рассказчик и мне давно уже верится в то, что двигателями являются не представители «ученых институтов», а натурфилософы, главным преимуществом которых является возможность ставить мысленный эксперимент, заменяющий физический эксперимент в Реальности. Ланцберг именно тот «головастик», который знает метаморфозы развития заранее, предвосхищая идеал в своем сознании.
Конечно, в разделяемой мною системе классификации уровней развития людей, есть различные уровни развития: простой, образованный, интеллигентный, интеллектуал, методолог, создатель образов. Владимир Ланцберг по этой классификации находится на уровне: интеллектуал. По идее же, полноценные концепции создает уровень развития не менее «методолог». Возможно ему помогло сочетание поэт – интеллектуал (поэтический интеллектуал). Его модель – это скорее разряд литературно-интеллектуальных опытов, чем создание того, что подчиняется методологическим законам создания цельного научного мировоззрения. Это – не диссертационная работа, это – предвосхищение правильного действия, минуя формальные правила. Прыжок развития через разрыв между теорией и практикой.
Так хочу я посетить семинар Ланцберга еще раз ? – Без всякого сомнения, да, с большим желанием и даже бы помог в его информационном насыщении своими работами.

9. Эффект цыпленка
Всем нам известно из курса школьной биологии, что у пернатых есть природ-ное правило: первое увиденное, после вылупливания из яйца, существо и есть мать.
Многие участники семинара находились в положении таких пернатых. Им совершенно не были известны уже объявленные системы из обоймы «теория жанра». То есть, кроме классификационной модели Ланцберга есть целый ряд теоретико-практических исследовательских работ в области «что есть жанр самодеятельная, бардовская, авторская, …песня». Конечно, Владимир постоянно оговаривается, что его модель направлена, прежде всего на организацию фествивалей, но ведь эта направленность не пропускает вопроса «что есть жанр ?». А здесь он излагает собственное видение, среди многих уже существующих и даже бытующих видений.
О чем идет речь ? - Речь идет о других теоретических разработках. Чьих ? – Перечислю, например : Белецкий В.(Заметки о неформальных группах, 1976), Мирзаян Александр(Устно-концертная концепция, 1985-2000), Андреев Ю.(Наша авторская, 1991), Друпп П.(Проект «Аполон», 1975-1980), Юрий Лорес (Авторская песня как театр одного актера, 2000), Луферов В.(Профессионализм и люби-тельство. Устно-газетная концепция) Грачев А. (Авторская песня: перспективы развития, 2000), Орловский С. (Проект «Барды Мира»,2002).
Кроме того, напомню, что уже существует описание творческих направлений жанра как творчески-направленных программ.
Однако, семинар Ланцберга – это не место бесконечных теоретических споров и субъектно-ориентированных мировоззрений авторов, исполнителей и даже организаторов. Это – конкретная авторская передача конкретной модели действия. Тезис прост: «Мы собрались не спорить, а понять как действовать совсместно. Вопросы осмысления цели уже решены компетентно – демократической фигурой доверия. Давайте реализуем условия тестирования предлагаемой модели. И уже в действии, на практике доработаем детали. Договоримся о главном – целеполагании и целенаправленности действия».
Действительно, ведь речь идет о создании таких фестивалей, которые оказывают влияние на развитие жанра. Почему не попробовать ? Ведь до этого многие фестивали, были на уровне «структурная машина»: организованный палаточный лагерь, плошадки для выступлений, места для разведения костров, места для туалета и мусора и т.п. Что при этом происходит по отношению к жанру мало кто себе мог представить: самоорганизация, «все равно костры лучше всяких сцен», «количество песен спетых у костра в десятки и сотни раз больше песен, спетых на эстраде», «только новички слушают песни с фестивальных эстрад, мне некогда я пишу песни по кострам», «только личный разговор есть интимное движение к песенному творчеству» и др. Ланцберг, ведь, нашел модель коллективного действия, ориентированного на «гарантированное» развитие жанра. По крайней мере его видение фестивального действия создает значительно больше предпосылок для развития жанра, чем для просто проведения времени. Речь идет не просто о дружеском окружении, а об окружении себе подобными, создании среды, ориентированной на выявление творчества и его предчувствия.

10. Проблемная часть и пожелания организаторам семинаров

Досадно, что на семинаре нет доски и компьютерного проектора.
Социотехническое проектирование по сути организовать не удается из-за большого разброса в уровне подготовки участников.
Достаточно невысокий уровень наглядности предлагаемой идеи – нет объемных цветных схем, которые легко бы дополняли то что называется «память на геометрию объекта».
Понятно, что многое требует денежных затрат, но все же кое-что можно сделать и просто за счет коллективных усилий и посильного участия коллективной организации. Ланцберг, в данном случае, выступил как одинокий упорный зубр, поддержанный небольшим коллективом «хозяйственников -порученцев».
11. Физика и метафизика обоснования
Существует разница между личностью и индивидуумом. У Ланцберга модель организует общественную часть человека «личность», однако это не весь человек и даже не большая его часть. Есть еще метафизический человек – «индивид». В жанровых движениях это играет большую роль, так как именно здесь скрыта основа того, что мы называем «саморазвитием», не совпадающим с понятием «становление личности» - его социальной определенностью, определяемой точно полем потреб-ностей. Жанр как «свободная культура», по Александру Дулову, отмечает эту тоску внешнего человека по свободе внутреннего человека. Здесь возникают очень серьезные вопросы : «Являются ли барды примером для подражания ?», «Что есть признак попадания в глубину жанра ?» и многие другие.
Ланцберг пытается остаться на уровне «физики», не включая практически нигде «метафизики». Но именно это, как мне кажется, не дает возможности Александру Мирзаяну закончить свою уже проанансированную книгу о жанре авторская песня. Почему надо бояться «метафизики», ведь она скрыта в самом человеке, не только в теле, но и в его сознании, душе и духе.
12. Техника проведения семинара
Семинары могут быть разных уровней, но по сути, их всего два типа: отвечающие на вопрос «в чем суть ?» и отвечающие на вопрос «что делать и как ?». Об этом писал еще Лев Николаевич Толстой: «…вопрос [ в чем смысл жизни ?] решается легко когда его заменяют вопросом [ что делать ?] ..». Семинар Ланцберга – это модель ответа на вопрос «в чем суть ?».
Интерес Ланцберга как социотехника призван к обнаружению смыслообра-зующих заточек коллективной деятельности людей. Организовать деятельность так, чтобы она имела смысл. Вот именно понятие смысла и пытается раскрыть его исследовательская социально ориентированная работа. Посильность несения смысла на своих плечах и выбор уровня этой посильности зависит от правильного мировоззрения человека на свою деятельность. Еще известный праксеолог поляк Котарбинский Е., до Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., написал трактат «О правильной работе». Оказывается - можно работать неправильно и правильно ?
Без смыслополагания нельзя ответить ясно на вопрос что делать и как ? В простых случаях последовательность этих вопросов решается как бы сама собой , интуитивно. Но, в тех случаях, которые является непростыми ? – А как показывает практика, уже уровень «клуб по интересам» преодолевает «уровень простоты», непонимание этого приводит к ненужным психологическим конфликтам и делением «условно целого» на действительно «цельные части». Вот вам и повод для «клубной генетики», не говоря уже «потоковой генетике фестивалей жанра».
Семинар Ланцберга – это раскрытие слушателям двух оригинальных теоретических моделей: смыслонаправленные(заточенные) фестивали авторской песни и смыслонаправленные неформальные группы. Это ответ на вопрос «что есть правильно для развития» .
Вопросы « как ?» является следствием и обязательно требует коллективных усилий, превращаясь из теории в многоуровневый «проектный план» и представляет собой погружение теоретической идеи смысла в плотную материю. А это уже не столько тема семинара, сколько тема собрания конкретных организаторов конкретного фестиваля авторской песни, или организаторов клуба авторской песни.
13. Ох, уже эти пьющие знаменитости
Естественно то, что на фестивали Германии приглашаются известные барды из СНГ (Россия, Украина и др.), стран русскоязычной эмиграции близкого и дальнего зарубежья. Однако, здесь постоянно присутствует вопрос о трезвых и нетрезвых бардах. Укажем лучше на трезвое меньшинство: Дулов А., Городницкий А., дальше трудно. Что же все остальные ? – умолчим.
14. Модели трезвых фестивалей и фестивальные хвосты
Ланцберг и его модели – это модели трезвых фестивалей. Это не борьба за полную неупотребляемость, а борьба за норму разумного фестивального поведения.
Конечно, в Германии, немало людей приезжают на фестиваль просто отдох-нуть. Привлекает дешевое место стоянки в хорошем месте, своя языковая среда. Хвосты можно уменьшить, но избавиться от них полностью вряд ли возможно.
Мне вспоминается последний фестиваль в Вупертале. Рядом с нашей палаткой стояла большая компания не молодых уже людей, которые все время достаточно плохо и долго пели песни Круга, дворовой фольклор. Одним словом веселились, но мне нужно было уйти и искать песенного пристанища, во время дождя, в другом месте. Это были – тихие фестивальные хвосты. Есть еще и буйные хвосты, буйные от пьянства.
Не подумайте, что мне не понравился фестиваль в Вупертале, наоборот. Я уже писал выше – «это был трехдневный русскоязычный сказочный коммунизм на отдельно взятой фестивальной поляне».
15. Яркость и тишина автора и авторства
Ланцберг говорил про свою реализованную идею «Второй канал», где конкурсный отбор направлен на развитие жанра «авторская песня», а не на широко – жанровую ярко - песенную всеядность, как это происходит на «Грушинском фестиваля». И в этот момент, в моей памяти всплыл разговор, проходивший в г.Москва, где я в беседе с одним,тогда достаточно известным, бардом сказал, что мы с моим товарищем Павлом Друппом сильно увлечены песнями Ланцберга и даже придумали песенный проект «Аполон», который нес в себе песни, развивающие сознание человека их поющего или слушающего. На это москвич мне заметил, что Ланцберг настолько тих и неярок, что если бы он жил в Москве, то его бы просто отбросила на периферию конкурентная борьба ярких авторов песен, которыми полна Москва.
Ланцберг попал в уши к тем, кто умеет слушать тишину и замирать от шелеста листьев и достаточно неслышимого для других внутреннего пенья души, умудренного сознания.
«Пение умудренного сознания» - именно так назывался в нашем проекте «Аполон» раздел с песнями Ланцберга.
Господа, Ланцберг ищет тихих и способных до гениальности. Именно таких не замечает официальная машина современных фестивалей Грушинки, разные бард- кафе и другие «оргсредства реализации бардовских сил».
Именно негромкое пение позволяет все расслышать. А что нужно слышать ? – волшебное певческое слово, как оно проинтонировано жизненным опытом автора – исполнителя. Ибо – Ланцберг – это «торение пути саморазвития через песенную материю.
Все модели Ланцберга – это теоретическое ликование тихих и мудрых песен.

16. Новая форма фестивалей для Германии

В Германии еже известны формы фестивалей: организованное поле для широкого песенного отдыха(летний слет в Вуппертале), организованный туристский лагерь песенного отдыха(летняя Фульда), городской фестиваль песенного действия (г.Мюнхен). Однако ни один из этих фестивалей не попадает в класс фестивалей «ориентированных на развитие песенного жанра». Именно об этом шла речь на семинаре. О потенциальной возможности такого действия как материализации модели «заточенный фестиваль» Ланцберга.
17. Жесткие и нежесткие классификации
Любая классификация – это идеализация того, что происходит на самом деле. Реальность всегда реальнее т.к. она живая. Можно ли оживить классификацию ? -Пример тому историческое взаимодействие правил морали и нравственности. Мне известно. В разное историческое время использовалось примерно от 7 до 200 таких правил у разных народов мира.
Естественно, что классификация оживает через устремленное веро-действие людей. На семинаре все углы условной формализации сглаживала авторитетность фигуры Ланберга. Она как бы выступала укором всем возможным шуточкам и незрелым отклонениям от темы. «Дайте братцы решим», и узкие места проходились систематизации проходили без той «боли», которую, наверное, испытывал бы каждый участник, при самостоятельном чтении только текста концепции. Некуда было уйти, все смотрели друг другу в глаза в присутствии беззащитно открытого Ланцберга. Это был уровень плавления сомнений и «строптивого» упорства каждого участника на огне дружелюбия, терпимости и возвышения личного сознания до осознания коллективного, через доверие к мудрости мастера – Ланцберга.
Живая классификация – это элемент коллективного сознания, который является своим для всех активных членов этого коллектива. Естественно, что само оживление опирается на некий оптимум количества. Каковы условия этого оптимума с классификацией Ланцберга в Германии ? – покажет время. Пока речь шла об активистах двух известных фестивалей: Вуперталь и Мюнхен.
18. Состояние участника семинара.
Когда давно, мне приходилось организовывать измерение внутренних состояний слушателей концертов бардовской песни в г.Днепропетровске. Для этого использовался известный в психологии не вербальный тест Домбровича (червячки).
Измерялись и концерты молодого Владимира Ланцберга. Если мне не изменяет память, то таких различных состояний было около 15, не более 20. Все они указывали на разную устремленность к познаванию нового. На семинаре же сегодняшнего зрелого Ланцберга число моих различных внутренних состояний измененного сознания исчисляется несколькими десятками, которые я конспективно и предъявляю читателю:
1. Аккорды – мудры барда;
2. Система самозванства среди кспешников ?
3. Какой вариант исполнения песни считать каноном ?
4. Можно ли полностью записать песню как текст ?
5. Связь нетерпимости и границ жанра ?
6. Нетерпимость кспешников выше чем у групп хиппи и рокеров ? Как сочетаются «я» и «мы» в жанре ?
7. Может ли бард позволить себе написать не бардовскую песню ?
8. Укладывается ли песенное действие в ложе потребностей ?
9. Зона заточки фестиваля ?
10. Переходы от сициального движения к индивидуальному ?
11. Что есть положительным результатом песенного фестиваля или слета ?
12. Компенсационный результат ?
13. Различие между интуицией и теоретическим взглядом ?
14. Покрывает ли общее впечатление от слушания песни полноту ее жанровой ценности ?
15. Геометрическая форма шаблона «заточенный фестиваль» ?
16. Методологическое поле как система ценностей мышления ?
17. Соотношение вопросов «в чем смысл ?» и «что делать ?»;
18. Блуждающая методология как метод обнаружения незаполненного или неправильно заполненного сознания ?
19. Умных мало как назло, мне всегда на них везло !?
20. Почему сборник песен, отредактированный автором песен, сильно по содержанию отличается от народного сборника этого же автора ?
21. Вправе ли автор настаивать на возвратно-историческом видении своих песен, корректировать ранее творчество со зрелых оснований ?
22. Понятие «бешенство теоретизирования» ?
23. Песня на непонятном языке, сохраняет ли главный жанровый признак ?
24. фестиваль полиязычной авторской или бардовской песни ?
25. Почему альпинисты не разговорчивы, а барды –наоборот ?
26. Что есть уровень немоты и почему Окуджава ушел от поэзии к прозе ?
27. Пространство песенного интонирования не совпадает с пространством музыкального интонирования речевого слова ?
28. Погружение в знание расширяет незнание ?
29. «Аналитик-дизайнер» - человек подводящий теорию и образ под основу решения проблем практики; поэт , преодолевающий теоретическую пропасть, соединяющий практику и метатеорию своим поэтическим телом ?
30. Останавливаю себя усилием воли

_________________
Mogu


Информация о сообщении Вынести предупреждение
Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 1 час [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Быстрые действия:
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB